ZastavkaNew480GIF

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 | 278 | 279 | 280 | 281 | 282 | 283 | 284 | 285 | 286 | 287 | 288 | 289 | 290 | 291 | 292 | 293 | 294 | 295 | 296 | 297 | 298 | 299 | 300 | 301 | 302 | 303 | 304 | 305 | 306 | 307 | 308 | 309 | 310 | 311 | 312 | 313 | 314 | 315 | 316 | 317 | 318 | 319 | 320 | 321 | 322 | 323 | 324 | 325 | 326 | 327 | 328 | 329 | 330 | 331 | 332 | 333 | 334 | 335 | 336 | 337 | 338 | 339 | 340 | 341 | 342 | 343 | 344 | 345 | 346 | 347 | 348 | 349 | 350 | 351 | 352 | 353

Барсуков Илья Васильевич
Родился 19 июня 1917 года в деревне Липяги
Рязанской губернии в семье крестьянина

Барсукова Екатерина Николаевна
Родилась 7 декабря 1914 года в Петрограде
в семье военнослужащего

В начале июля 1941 года по разбитой Смоленской дороге, с обеих сторон поросшей густым лесом, отступал эвакогоспиталь №432. В 60 километрах от Смоленска раздались крики: «Воздух! Ложись!».

ДВА КАПИТАНА

Грузовики с красными крестами на бортах и подводы стали съезжать через кюветы к лесу. Молоденькая сестричка бестолково сновала между ранеными: «Они увидят красный крест. Стрелять не будут».
Завыли моторы пикирующих бомбардировщиков, трассирующие очереди пулеметов начертили линии смерти.
Некоторые бойцы стали стрелять по самолетам из винтовок. Катя Савельева – ординатор хирургического отделения эвакогоспиталя РККА БВО №432 вцепилась в поводья лошади лазаретной повозки. Как в замедленном кино смотрела на пикирующий самолет, видела лицо летчика, его ухмылку, падающие бомбы, куски разорванных тел, подброшенные в воздух с комьями земли, дымом и грязью. Несколько секунд длились как вечность.
Наконец тишина. Перестала вздрагивать земля, теперь дрожало тело.
Лошадь убило осколком, что спасло ее саму, а ужас воспоминаний об этой бомбежке остался на всю жизнь.
Медленно рассеивался дым над Смоленской дорогой. Из леса выползали раненые, подбирали оружие. Катя оглядывалась в поисках врачей, медсестер. Никто из медперсонала не выжил.
Катюша попыталась успокоиться. Поправила пучок волос на затылке, сжала кулачки в карманах белого халата. Вышла на середину разбитого бомбами шоссе и, вглядываясь в лица солдат, раненых, изувеченных, голодных, скомандовала:
– Коммунисты! Ко мне! Медперсонал погиб. Я, военврач Савельева Екатерина Николаевна, принимаю командование на себя. Офицеры – собрать документы погибших. Обеспечить полевое охранение. Помогите тяжело раненным. Следите за погрузкой.
Катя помолчала и уже другим, грудным голосом продолжила:
– Мужики, одна я всех не перевяжу. Для обучения пять человек – ко мне. Немцы могут вернуться с танками. Пощады не будет. Поэтому действовать всем слаженно и быстро. – Смутившись, сказала: – Спасибо за внимание.
Но тут серые глаза Кати строго блеснули, и уже приказным тоном она закончила:
– За работу, товарищи!
Следующие трое суток стали адом. Добравшись до Смоленска и получив у военкома разнарядку на размещение госпиталя, Катя успела поспать несколько часов. Командование, узнав, что женщина-врач одна вывела госпиталь практически из окружения, представило ее к званию капитана медицинской службы.

С 15 июля эвакогоспиталь №432 укомплектовали новым медперсоналом, и он стал вновь принимать раненых. Катя вместе с другими врачами оперировала практически круглосуточно.
Поздним вечером 24 августа в госпиталь, который в составе 50-й армии находился уже под Брянском, для срочной операции привезли раненого капитана Барсукова. Выслушав предварительный диагноз, Катя приказала:
– На стол.
Пока мыла руки, натягивала перчатки и отдавала последние указания перед операцией, офицер потерял сознание от боли и стакана спирта вместо наркоза.
– Надо же! – Удивилась хирургическая сестра. – Пить спирт отказывался, еле влили. Говорил, что не пьет и не курит. Редкий мужик. Герой. Мало у кого сейчас ордена. А у этого – звездочка. И глаза у него ничего, красивые. Слышь, Кать?
Но Катя уже сняла бинты с разбитой кости и начинавшей гнить раны на голени капитана и задумалась. Чистить, похоже, поздно. Ампутировать? Жалко. Мужик молодой. Сестра говорит, и глаза красивые. Попробую чистить. А кость соберу.
После выхода из «наркоза» Илья Васильевич увидел Катю, внимательно на нее посмотрел, сказал: «Вы будете моей женой». И снова потерял сознание.

7 октября 1941 года. После нескольких теплых дней задул холодный ветер, пошел дождь. Дороги превратились в сплошное месиво.
Недалеко от станции Вязьма-Брянская один из классов поселковой школы приспособили для политотдела штаба армии. Бригадный комиссар Петр Филиппович Иванов сидел у стола, наскоро сколоченного из неотесанных досок. Рядом с керосиновой лампой были аккуратно разложены папки с документами. В разбитые окна, кое-как заложенные тряпьем, дуло. Фронт приближался.
В комнату вошел ординарец.
– Товарищ полковник, разрешите обратиться!
– Ну, обратись, – вздохнул комиссар.
– Начальник эвакогоспиталя просит вас зарегистрировать брак между врачом госпиталя капитаном медицинской службы Екатериной Николаевной Савельевой и выписывающимся сегодня после ранения капитаном-пограничником, пропагандистом полка Ильей Васильевичем Барсуковым. Просит регистрацию провести именно сегодня, так как госпиталь передислоцируется на новое место, а Барсукова направляют на переформирование. Говорит, что офицеры – боевые, любят друг друга и горят желанием зарегистрировать брак. Документы все подготовлены.
– Молодые здесь?
– Так точно.
– Распорядись, чтобы сообразили обед на троих. Проветри комнату. Свадьба все же.
Бригадный комиссар сменил полевую гимнастерку на китель. Как-никак акт регистрации брака – мероприятие торжественное, государственное.
Вскоре Петр Филиппович пригласил молодых.
Перед ним стояли по стойке смирно два молодых капитана в полевой форме – жених со светящимися от счастья карими глазами и симпатичная невеста с тщательно уложенными по торжественному случаю вьющимися волосами и милым русским лицом. Забылось на миг, что идет война, на второй план отошли их худющие фигуры и заштопанные от доставшихся за последние месяцы передряг, но чистые и опрятные гимнастерки.
– Проходите, капитаны, за стол, обедать будем, – по-домашнему пригласил полковник. – Я ваших бумаг не читал. Некогда. Это пусть бюрократы читают. Амы лучше поговорим.
Илья с Катей с улыбкой переглянулись. Такое приглашение, конечно, приятно.
– Начнем с вас, капитан Барсуков. Докладывайте.
– Родился 19 июня 1917 года в деревне Липяги Рязанской губернии в семье крестьянина, – начал с легким рязанским пригекиванием Илья. – Отца убили кулаки, когда мне было три года. Мамаша осталась с пятью детьми. Я – самый младший. После школы был рабочим на московском заводе «Станколит». В армии с 1938 года. Окончил Московское пограничное училище. Позднее был командирован на северо-западную границу. В 1940 году принят в ряды ВКП(б). Войну встретил на западной границе. До ранения 15 августа под Брянском выполнял обязанности пропагандиста полка. Не женат. Братья сейчас на фронте, сестра работает в Москве.
– Молодец, капитан. Толково доложил. Теперь вы, товарищ капитан медицинской службы.
– Родилась 7 декабря 1914 года в Петрограде в семье военнослужащего. Отец был рядовым в 1914 году. Кавалер Георгиевского креста. А вообще наша семья печников. Отец – печник, дед – печник, прадед, как я знаю, тоже был печником. Имею младшего брата и сестру. Мама – домохозяйка. Проживает в Малаховке под Москвой. Сама я из рабочих, работала на ленинградском Путиловском заводе. В 1939 году окончила Первый московский медицинский институт и была направлена младшим врачом в Белорусский военный округ. В боевых действиях принимаю участие с 22 июня 1941 года. Комсомолка с 1930 года. Не замужем.
– Как вы, оставшись без медперсонала, одна привели госпиталь в Смоленск, я помню. Молодец. Подписывал приказ о присвоении вам внеочередного звания. Ну, теперь последний вопрос. Любите ли вы друг друга, готовы до конца жизни быть верными друг другу, как раньше говорили, в печали и в радости?
– Готов! Я больше жизни люблю Катюшу, и она меня любит.
– А это, товарищ капитан, я у нее спрошу.
– Влюбилась вот в карие глазки, – катины щеки запылали. Нелегко такие слова сказать, да еще командиру.
– Я все сделаю для победы над врагом за Родину, за Сталина, за мою Катюшу – до того часа когда мы с Катей сможем навсегда быть вместе.
Полковник встал. Встали и жених с невестой.
– Товарищи капитаны, позвольте мне от имени командования объявить вас мужем и женой. Желаю вам изо всех сил бить фашистов, без ранений дожить до победы, а дальше – долгой и счастливой жизни, детей и внуков на благо нашей Родины. Вручаю вам свидетельство о браке.
Полковник наполнил стопки, понюхал.
– Что-то горько!
Все рассмеялись, а молодые, стесняясь, расцеловались.
Затем выпили за Родину, за товарища Сталина, за скорую победу.

На рассвете госпиталь эвакуировали ближе к Москве. Катя и Илья расстались на долгие одиннадцать месяцев. Капитан медицинской службы вернулась за операционный стол. Капитану-пограничнику после тяжелого ранения было предписано прибыть в Уфу для переформирования.
7 июля 1942 года из части войск Брянского фронта, оборонявших район Воронежа, был образован Воронежский фронт под командованием генерал-лейтенанта Н.Ф.Ватутина.
Судьба распорядилась так, что именно здесь, в Тамбове, в период формирования Воронежского фронта Илья и Катя встретились вновь.
Капитана Барсукова, редактора дивизионной газеты, командировали в Тамбов на совещание, а капитана медицинской службы Барсукову направили в Тамбов за медикаментами и хирургическими инструментами. Для обоих это было своего рода отпуском. И каким это обернулось счастьем при встрече в штабе фронта!
Всего сутки они были вместе. Но иногда время как будто останавливается, и даже в короткие часы можно рассказать друг другу больше, чем некоторым удается за всю жизнь.

К сожалению, фронтовые письма Ильи Васильевича затерялись, но его личный блокнот, который он вел с марта 1943 по июль 1945 года, сохранился. Это – не литературное произведение, это – строки о любви, ставшей выше тягот и ужаса войны.

20 марта 1943 года.
Больше месяца не получаю писем. Ужасно скучно. Написал открытки Кате, мамаше, Марусе. Легче стало на сердце.
Пугачев пошел на ППС за почтой. Жду писем...
Не представляю, какая будет большая радость при получении писем, особенно от Катюши. Послал ей четыре тысячи рублей, двумя переводами по равной части, мамаше 600 рублей.
Катюше часто шлю письма, открытки, но ничего не получаю от нее по вине почты. Как же она себя чувствует, появилось ли наше долгожданное счастье? А оно по времени должно уже появиться. Как трудно не знать это. Боль в душе усиливается при мысли, что не представляется возможным поздравить Катюшу с народившейся дочкой или сыночком. Ведь сердце мое чувствует, что птенчик появился. Правильно ли я чувствую?

В конце апреля 1943 года Екатерина Николаевна вернулась домой в Малаховку. А 10 марта в семье Барсуковых родился первый сын – Владимир.

24 марта 1943 года.
Ура! Ура! Ура!!!
О! Какая радость! Сегодня я узнал из письма Катюши, что я уже отец…
10 марта родился сын.
Сын! Сын!!! Владик!
Предчувствия мои сбылись.
Родная, как я хочу посмотреть своего птенчика. Всем сердцем, душой целую свое золотце.
Бесконечно целую тебя, моя любимая.
От души поздравляю тебя с нашим счастьем, которое буду защищать до последней капли крови. Береги его, родная, как зеницу ока. Рад, что ты чувствуешь себя хорошо. Так расти же достойного сына современной эпохи.

5 июля 1943 года. Курская дуга.
В 7 часов 15 минут утра на нашем участке начались крупные бои. Только за один день уничтожено и подбито 586 танков и 203 самолета противника. По-видимому, начались решающие бои.
К этим боям наши войска готовы. Бойцы и командиры проявляют невиданный героизм и мужество.
Дорогие мои! В этих решающих сражениях я займу не последнее место.
Вместе со своими боевыми товарищами отдадим все силы на полный разгром врага. Немцы, перейдя в наступление, снесут себе голову. Победа будет за нами.
Теперь, моя любимая, в связи с изменившейся обстановкой встреча наша будет после победы. Она не за горами. До скорой встречи.

27 августа 1943 года.
Сегодня самый счастливый день моей жизни.
Правительство наградило меня вторым орденом Красной Звезды.
Эта награда обязывает меня ко многому. Я ее оправдаю и с достоинством и честью буду носить на своей груди.
Родная моя! Как хочется в эти минутки быть с тобой вместе и разделить радость по случаю моего награждения.
Поднять бокалы за родного Сталина, за человека, который ценит труд простых советских людей.

6 сентября 1943 года.
Получил отпуск к семье. Трудно передать большую радость по случаю предстоящей встречи с моими дорогими, дорогими, любимыми, любимыми...
Я впервые увижу своего маленького сынулечку – Владика, увижу любимую Катюшу и всех близких.
Не дождусь предстоящей радостной встречи.

10 сентября 1943 года.
Прибыл в Москву, срочно отправился в Малаховку. Вот я уже дома. Увидел Владика! Какая прелесть, какие замечательные глаза! При виде его в глубине души что-то произошло. Стало так хорошо-хорошо на сердце, появилось еще больше бесконечных чувств любви к сыну, жене. Дома ее нет, она на работе. С Ниночкой еду к Катюше. Встреча! Трудно передать словами минуты объятий, поцелуев – это можно только чувствовать...
Итак, я в окружении близких и родных. Моя мечта сбылась, кажется, что счастливей меня на свете никого нет.
Какое величайшее блаженство находится с семьей. Предчувствую, как трудно будет расставаться через несколько дней.

25 ноября 1943 года.
«Как я счастлива, что на моем пути встретился «этот» политрук и забрал в свой багаж сначала душу врача, а потом и всю ее целиком» (Катя).
Как я счастлив, что на моем пути встретился военврач, которая отдала мне свою душу, всю себя целиком, взяла себе мою душу и всего меня целиком. Я – это ты, ты, это я.

1 марта 1944 года.
Итак, кончился временный отдых. Полгода находился в Курске после жарких июльских боев на Курской дуге. Теперь снова туда, где проходят жаркие бои…
Хочется непосредственно участвовать в победных делах героической Красной Армии, успешно продвигающейся вперед на Запад.

17 марта 1944 года.
Прибыл на Первый Белорусский фронт.

27 апреля 1944 года.
В 5 часов утра немцы открыли артподготовку. Она продолжалась в течение часа. Под ее прикрытием немцы форсировали реку Припять в районе местечка Глуша и вклинились в расположение нашей обороны. Большая группа немцев была отброшена назад. Положение было восстановлено. Я в этом районе находился в командировке.

8 июля 1944 года.
Ура! Сразу получил 11 писем, 9 из них от Катюши!
Сердце мое переполнено огромным чувством душевного удовлетворения. Как-то сразу стало легче на сердце. Я ведь в течение 16 дней не мог получать весточек, находясь в командировке.
Безмерно рад, что дома все хорошо. Какие поразительные успехи делает Владик. Он уже ходит. Очень хочется посмотреть на своего замечательного орленочка и увидеть любимую Катюшу.

17–28 июля 1944 года.
Наша армия в 4 часа утра после артподготовки перешла в наступление.
Нашим войскам объявлена благодарность товарища Сталина за прорыв обороны немцев. Наступательные действия нашей армии развиваются успешно.
Из Камень-Каширска выехал на освобожденную территорию. Прибыл в город Малорита. Проезжал места, которые только что освобождены от немцев. Гитлеровские палачи не успели разрушить города и села в связи со стремительным наступлением Красной Армии. Удивительно быстро восстанавливается жизнь. Уже на десятки километров проведена телеграфная сеть, возвращаются из леса люди. Счастливые, радостные возвращаются они в свои родные места. Я сегодня беседовал с представителями местной власти. Последние сообщили мне, что в Малорите расстреляно немцами до 3тысяч мирных жителей. Несчастных связывали за руки, подводили к яме и расстреливали. Убитые падали в яму, увлекая за собой живых, потом всех закапывали. Звери! Этих бешеных гитлеровских собак надо беспощадно уничтожать.
Наши войска взяли Брест! Товарищ Сталин снова благодарит нашу армию. Какие радостные дни мы переживаем. Хочется работать еще и еще лучше.

1 августа 1944 года.
Сегодня переехал Западный Буг и прибыл в Польшу. За три с лишним года я снова увидел пограничные столбы Государственной границы СССР. Перед войной, в мае 1941 года, я был на западной границе, тогда немцы усиленно готовились к вероломному нападению на нашу страну. 22 июня они вторглись в пределы нашего государства и начали прорываться вглубь нашей Родины. Но как сейчас изменилась обстановка!
Первые немцы, перешедшие нашу границу, перебиты, а прибывшие им на смену по нескольку раз отброшены за Западный Буг, и мы гоним их в гитлеровскую берлогу, беспощадно уничтожая. Немцы отчаянно сопротивлялись в Бресте, но были сломлены и западнее Бреста окружено до трех дивизий. Окруженная группировка разгромлена: 15 тысяч убито и до 2 тысяч пленных. Это славные дела Красной Армии.
И так, уничтожая и преследуя врага, мы вступили в Польшу. Население повсеместно встречает нас тепло и гостеприимно. Оно знает, что Красная армия пришла освободить Польшу от гитлеровского ига. В лице Красной армии польский народ видит армию – освободительницу.

19 октября – 6 ноября 1944 года.
Получил звание «Гвардия» и повесил гвардейский значок. Горжусь этим званием и с честью буду оправдывать имя гвардейца. Итак, отныне я гвардии майор.
В 19.00 услышал знакомые слова Великого Сталина. Прослушал его доклад о27-й годовщине Октября. Сколько радости влилось в сердце, прослушав мудрые слова своего любимого вождя.
Водрузить над Берлином Знамя Победы – вот задача, поставленная товарищем Сталиным, и она будет выполнена в кратчайший срок.

14 января 1945 года.
В 10.00 началась наша артподготовка, которая продолжалась 1,5 часа. Наша дивизия перешла в наступление в составе всего 2-го Белорусского фронта.
Только что узнал по радио, что войска 1-го Украинского фронта прорвали оборону немцев и перешли в наступление.
Пришло долгожданное, скоро одержим нашу полную победу над врагом.
Дорогая моя! Знаешь ли ты о том, что и мы, гвардейцы, также ринулись вперед к центру фашистского логова?!

2–3 февраля 1945 года.
На участке 110-го гвардейского стрелкового полка нашей дивизии немцы силой до батальона при поддержке 30 танков перешли в контрнаступление. Полк вынужден был оставить один населенный пункт. Дальнейшее продвижение немцев приостановлено.
На участке 113-го гвардейского стрелкового полка немцы перешли в контрнаступление. Два батальона нашего полка были отрезаны. Личный состав этих подразделений дрался героически. Многим удалось вырваться из окружения. В этом бою погибли заместитель командира батальона Кошель и командир батальона Забияка. Последний, когда ему оторвало ногу, застрелился.
В тылу вырвавшиеся вражеские силы из Торно отрезали нас от армейских тылов. Временами нарушена связь. Вот уже вторые сутки не получаем почты. Приняты срочные меры к уничтожению вырвавшихся войск противника.
Сегодня не писал своей дорогой, любимой! Все равно нельзя отправить весточку.
Но пусть она знает, моя хорошая! Что я постоянно думаю о ней, о своем чудесном сыне – Владюше.

7–8 февраля 1945 года.
Также сегодня не пишу своей любимой. Причина – в тылу у нас немцы.
С утра на тылы нашей дивизии напали вражеские войска, вырвавшиеся из Торно.
Тылы отошли на КП дивизии. Немцы ворвались на КП дивизии. Управление оставило Швекатово. Нападение противника было неожиданным и с тыла. С противником вступили в бой все тыловые и штабные работники.
Противник численностью до 2 тысяч был разбит. Сотни подонков остались на поле боя, остальные пленены. В этом бою погиб командующий артиллерией дивизии гвардии полковник Большанин. Вечная ему слава.

13 февраля 1945 года.
Сообщены результаты боев по уничтожению торновской группировки противника. А уничтожали ее мы. Приятно знать, что на поле боя осталось 13 тысяч вражеских солдат и офицеров и взято в плен 15 тысяч человек.
С этой группой покончено. Можно теперь себя чувствовать несколько спокойней. Угроза с тыла миновала. Страшно раздражала эта саранча – теперь ее нет. Только в отдельных домах вылавливают спрятавшихся, перепуганных фрицев, которые почти без сопротивления сдаются в плен.

7 марта 1945 года.
Сегодня мы пересекли границу Германии и вступили непосредственно в фашистское логово. Части нашей дивизии продвигаются с боями в направлении на немецкий город Бютов.

8 марта 1945 года.
Браво! Только сейчас передали по радио благодарственный приказ т. Сталина за овладение г.Бютовом. Нашему соединению также объявлена благодарность. Эта – теперь уже пятая с начала зимних действий 1945 года.
С 19 по 25 марта находился в командировке. Ездил в г. Культ за новым пополнением.
За это время я не мог писать своим дорогим и любимым, а также не получал любимые весточки. И вот передо мной 8 писем от дорогой и любимой. Какие чудесные слова.
«Самое великое счастье – это знать, что душа любимого – это твоя душа».

25–26 апреля 1945 года.
Передано радостное сообщение – войска Жукова и Конева соединились и полностью окружили Берлин.
Наше соединение тоже вступило в бой. Части дивизии успешно продвигаются вперед.
Наша дивизия сегодня перешла через Одер по дамбе. Впереди меня метров на 15 взорвалась мина. Есть убитые и раненые.
Средний танк провалился на переправе и свалился в Одер. Танк затонул. Водитель погиб.
Войска Жукова ворвались в Берлин.

30 апреля 1945 года.
Вместе с майором Богдановым спал в бараке на окраине города Нойштарлиту.
Немецкие бомбардировщики исключительно часто делали налеты и бомбили расположение наших войск, которые зацепились за окраину города.
Несколько бомб упало вблизи от барака. Все обошлось благополучно.
Ужасная была ночь. Трудно было подумать, что в этой обстановке можно остаться в живых.

3 мая 1945 года.
Наша дивизия в районе населенного пункта Демен, недалеко от города Шверн, соединилась с нашими союзниками – американцами.

4 мая 1945 года.
Вместе с группой товарищей ездил на легковой машине к союзникам. Последние тепло нас встретили. Наша машина была окружена американцами, англичанами, французами, поляками и кого там только не было, одним словом – интернационал.
На нашем участке война закончена. Стало исключительно тихо и спокойно.

31 мая 1945 года.
Сегодня снялись с места и совершаем марш на 800 км. Двигаемся к нашей Родине. Оставляем проклятое логово. Как я счастлив, что скоро увижу своих бесконечно любимых – Катюшу и Владика.

18 июня 1945 года.
Сегодня вместе с большими друзьями отмечал свой день рождения в селении Розе, в 25 км от германо-польской границы. 19 июня 1945 года. Ненавистное фашистское логово осталось позади. Вступил на территорию Польши. Итак, в Германии пробыл 2,5 месяца. После победы на одном месте – около месяца.

***
4 июля 1945 года.
Сердце у Ильи замерло. К нему со всех ног по дорожке бежал сын, трехлетний малыш, в коротких штанишках, со светлыми, как солома, волосами и сверкающими от счастья черными, как угольки, глазами.

– Папа, папочка!
Илья бросил чемодан и, не успев снять с плеча вещевой мешок, прижал к своей груди сына, целуя его в щеки, голову, шею. Всем своим существом чувствовал, как билось такое дорогое, близкое и родное сердце, ради которого он прошел до конца страшный путь войны и остался жив.
Услышав крик малыша, на крыльцо дома выбежали все, кто был дома. У Кати на миг отказали ноги, когда она у калитки увидела мужа.
– Катюша, Катюша, родная, я вернулся, – говорить он больше мог, спазмы перехватили горло. Сын же, крепко обняв папину шею, ни за что на свете не хотел ее отпускать.
– Иля, Илюшенька, любимый, – Катя постепенно приходила в себя. – Приехал наконец. – И так же, как сын, бросилась в объятия мужа.
Наконец Илье удалось бережно расцепить крепкую сыновью хватку на шее и поставить мальчика перед собой.
– Ну, как ты, сынок, поживаешь? – Спросил Илья, встав на одно колено перед сыном.
– Ничего, папа, только хлебушка не хватает, – совсем по-взрослому ответил малыш.
– Ничего, сынок, теперь всего будет хватать, – тоже серьезно сказал Илья, а сердце защемило. – Война проклятая.

ВЛАДИСЛАВ и АЛЕКСЕЙ БАРСУКОВЫ