ZastavkaNew480GIF

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 | 278 | 279 | 280 | 281 | 282 | 283 | 284 | 285 | 286 | 287 | 288 | 289 | 290 | 291 | 292 | 293 | 294 | 295 | 296 | 297 | 298 | 299 | 300 | 301 | 302 | 303 | 304 | 305 | 306 | 307 | 308 | 309 | 310 | 311 | 312 | 313 | 314 | 315 | 316 | 317 | 318 | 319 | 320 | 321 | 322 | 323 | 324 | 325 | 326 | 327 | 328 | 329 | 330 | 331 | 332 | 333 | 334 | 335 | 336 | 337 | 338 | 339 | 340 | 341 | 342 | 343 | 344 | 345 | 346 | 347 | 348 | 349 | 350 | 351 | 352 | 353

Дульчин Анатолий Викторович

 

262-Я СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ, ОТДЕЛЬНЫЙ ЛЫЖНЫЙ БАТАЛЬОН
СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ

ПЕРВАЯ АТАКА

Мне хочется рассказать о тех первых днях пребывания на фронте,
которые запомнились на всю мою жизнь.

Как, не имея боевого опыта, начинался мой боевой путь. В ноябре 1942 года, после окончания Московского пуле­метно-минометного училища Красной Армии, нас, 7 выпускников, отправили на Калининекий фронт, которым в то время ко­ мандовал генерал-полковник Пуркаев.
Хмурым утром поезд остановился на какой-то полуразрушенной станции. Кругом были следы войны. На станции помощник военного коменданта, проверив наши документы и с усмешкой поглядывая на наше чистенькое обмундирование, сказал: «Идите в Кувшиново, там располагается нужное вам хозяйство». В отделе кадров фронта нас всех распределили по разным частям. Я и два моих товарища получили направление в 262-ю стрелковую дивизию. Нам всем было дано указание ждать прибытия связных. Ждать пришлось долго, и мы расположились в деревянном доме, где топилась печь, было тепло, но тесно, кроме нас там было еще б человек. Ночь мы провели в этом доме, а утром пришел наш связной, и мы отправились дальше, ближе к переднему краю, где раздавались раскаты артиллерии.
На фронт я попал впервые и все спрашивал, а где же передовая? Связной был в маскхалате, смеялся и говорил: «Не спеши, успеешь, мимо не пройдем, как дадут маскхалат, так и будет передовая». Проходившие мимо нас автомашины, не останавли­ вались (таков был приказ), и мы шли пешком. Так мы дошли до штаба дивизии. Майор, посмотрев наши документы, стал по телефону докладывать, что прибыло три карандаша, потом мы догадались, что речь идет о нас. Через некоторое время мы разошлись – каждый уже со своим новым связным, по своим частям.
Я был назначен командиром минометного взвода в отдель­ ный лыжный батальон. Еще при получении документов я, шутя, сказал, что из меня выйдет неважный лыжник, на что получил категорический ответ: «Ничего, там научишься».
Итак, я получил назначение в отдельный лыжный батальон, сокращенно ОЛБ, который держал оборону на передней линии, как мне сказали, у деревни Кресты, хотя никакой деревни я и не увидел. С приближением к переднему краю стрельба становилась все ближе и ближе, раздавался свист снарядов. Несколько раз, сначала по команде связного, а затем уже и без команды, пришлось поклониться земле. Падая очередной раз, я обо что-то ударился лицом и прокусил губу, пошла кровь, связной, шутя, сказал: «Вот уже и ранение есть». Так, падая и поднимаясь, короткими перебежками мы добрались до траншей и по ходу сообщения – к блиндажу штаба батальона. После представления и мимолетного знакомства мне было приказана идти во 2-ю роту и принять минометный взвод. А взвод, который я должен был принять, состоял из девяти солдат, вооруженных автоматами ППШ, и трех 50-мм ротных минометов. Как позже я узнал, личный состав нашего батальона со всеми приданными подразделе­ ниями и хозвзодами состоял из 119 человек.
В зиму 1942–1943 годов войска Калининекого фронта стояли в обороне и вели боевые действия местного значения. Как я уже говорил, на фронт я попал впервые, и первый мой день, а он был короткий, я провел очень напряженно, приглядываясь, прислу­ шиваясь к стрельбе и звукам пролетающих и не долетающих снарядов, познакомился с личным составом взвода. Бойцов было 9 человек, один из них – сержант Саша (фамилию я за давностью лет не помню), который был до меня командиром взвода.
На всю жизнь я запомнил первый ночной бой, в который я попал на вторую ночь моего пребывания в батальоне. Вечером командир роты передал мне приказ, что в два часа ночи, после 15-минутной артподготовки, мы должны атаковать первую линию траншей немецкой обороны, которая проходила в 150–200 метрах от нас, занять траншеи, там закрепиться и приготовиться к отражению контратаки немцев. Сержант, который был моим помощником и который имел уже боевой опыт, очевидно, по­ чувствовал мое волнение: ведь идти в настоящую атаку, да еще ночью, мне приходилось в первый раз в жизни. Безусловно, я волновался и, не боюсь сказать этого слова, мне было страшно.
В дальнейшем я участвовал во многих наступлениях и в разных должностях, от командира взвода до начальника штаба отдельного батальона, и встретил желанный день Победы в Пруссии под Кенигсбергом, но все равно перед любым наступлением или другим заданием глубоко в душе испытываешь невольный страх, но его гонишь, прячешь глубже. И я ни за что не поверю, что есть люди, которые, идя в атаку или на другое задание, перед этим не испытывали чувство страха. Потом, в горячке боя, оно исчезает и человек творит чудеса. Так сейчас, безусловно, мне страшно было, но я этот страх пытался спрятать. Сержант, чувствуя это, как мог меня подбадривал, за что в душе я был ему очень благодарен. И вот в назначенный час заиграла, завизжала артиллерия.
Мы стали выползать за бруствер, что было дальше я не особенно хорошо помню. Гремела артиллерия, трещали пулеметы, и когда раздалась команда «В атаку!», я, как сумасшедший, вскочил с автоматом в руках, куда-то в темноту стрелял, что-то орал, бежал, падал, опять бежал, пока не свалился в траншею.
Тут я пришел в себя. Траншея была пуста, рядом был сержант, а в траншею прыгали другие солдаты. Мелькнула мысль: значит, я бежал не последним, а впереди, это придало мне силы, и страха почти не было. Осмотревшись, я увидел два немецких трупа и около них ручной пулемет МП, который мы взяли на вооружение. Блиндаж, в который мы вошли, был пуст, но печка горела. На столе лежали неоткрытые 4 банки консервов, мерзлый черный хлеб, 2 бутылки шнапса, сигареты и др. Наша атака для немцев, очевидно, была неожиданной, и они слабо сопро­ тивлялись, отступая. Мы же по приказу должны были закре­ питься здесь и не идти дальше. Примерно через час немцы попытались нас контратаковать, но эту контратаку мы отбили, и они успокоились.
Так в эту ночь 13 декабря 1942 года я принял боевое крещение, и был сделан первый шаг в боях с лютым и коварным врагом. На нашем участке продолжались бои местного значения. Немцы пытались нас контратаковать, кое-где теснили назад, но наш батальон отбивал все атаки и потихоньку теснил врага. Так в одном из наступательных боев, которые вела наша дивизия, правее города Белый, 31 марта 1943 года я был тяжело ранен и отправлен в медсанбат, а затем в тыловой госпиталь, где проле­ жал до октября 1943 года.
В конце весны 1943 года наш Калининекий фронт под командованием генерала армии Еременко перешел в наступление и погнал врага дальше. Я же после излечения был направлен на свой фронт, только он теперь назывался не Калининский, а Прибалтийский, где я участвовал в боях и в Восточной Пруссии под Кенигсбергом встретил желанную Победу. В завоевании этой Победы есть крупица моего участия.